lorem МАЙ 2013 lorem
пн вт ср чт пт сб вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 30 31    

Протоиерей Владимир Хулап: Конечная цель духовного образования – созидание Церкви Божьей будущими священнослужителями

23052013bg03Литургика - базовый предмет, который просто обязан знать каждый выпускник семинарии, будущий священник. На деле же оказывается, что знания по литургике многих выпускников духовных школ оказываются далеко не так безупречны. О преподавании литургики рассказывает проректор по учебной работе, заведующий кафедрой церковно-практических дисциплин Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Владимир Хулап.

- Отец Владимир, как показали недавние проверки Учебного комитета, студенты выпускных курсов наших духовных школ хуже всего знают базовый предмет – литургику. Какие Вы видите недостатки в организации преподавания этого предмета?

- Мне кажется, ситуация не столь драматична. Едва ли ответ на один предложенный студентам вопрос может рассматриваться как репрезентативная оценка их знаний по предмету, который преподается четыре года. Например, вступительный экзамен по литургике на заочное отделение магистратуры СПбПДА два года назад произвел на меня намного более тягостное впечатление: уровень знаний ряда священнослужителей (в том числе несущих служение в крупных городских храмах) и даже преподавателей региональных семинарий был существенно ниже.

Литургика – это очень специфический предмет, в нем тесно переплетены недостижимый «уставной идеал», конкретные реалии современной приходской практики, исторические и богословские основы православного богослужения. Поэтому, выражаясь языком нынешней эпохи реформы духовного образования, необходимо вначале определить «компетенции», которыми должны обладать выпускники семинарии, еще не принявшие священный сан. В этом случае можно будет объективно определять соответствие или несоответствие этим критериям студентов.

- Изучение литургики должно включать в себя все упомянутые Вами составляющие?

- Да, но в различной пропорции на разных образовательных уровнях и обязательно с учетом сегодняшних реалий. Например, глубоко рассматривать историю возникновения тех или иных чинопоследований можно только в том случае, если студенты знакомы с их особенностями – но это, очевидно, уже уровень магистратуры. В то же самое время, для некоторых студентов бакалавриата, которые впервые берут в руки Типикон, настоящим откровением становится тот факт, что совершаемое нами храмовое богослужение, мягко говоря, не вполне соответствует находящимся в нем предписаниям. Также студенты должны быть готовы к тому, что некоторые знания, которые они получат в семинарии, могут не соответствовать богослужебным особенностям той епархии или прихода, где они будут нести свое дальнейшее пастырское служение. Не существует «православного богослужения» в чистом виде, оно всегда исторически и локально обусловлено. Различные богослужебные традиции существуют не только в рамках одной Поместной Церкви (например, московская, санкт-петербурская, киевская), но и даже на соседних приходах одного города. К сожалению, чаще всего преподавание остается на уровне устава и до «литургики» в полном смысле этого слова все-таки чаще всего не дотягивает.

23052013bg02

- Какова была ситуация с преподаванием литургики во время Вашего обучения? Если Вы и ваши сокурсники были подготовлены лучше, то можно ли говорить о том, что прежняя организация учебного процесса была лучше? В чем именно?

- Мне сложно дать однозначный ответ. Некоторые наши преподаватели литургики действительно смогли привить любовь к церковному уставу. Я искренне благодарен за это архимандриту Софронию (Смуку), бессменному руководителю академической богослужебной практики на протяжении нескольких десятилетий, И.Н. Судосе, который уже на первом курсе живо заинтересовал нас вопросами богослужения. Некоторые, к сожалению, заполняли лекционное время занимательными историями из своей пастырской практики, имевшими очень отдаленное отношение к преподаваемой дисциплине.

Наверное, самый большой практический эффект все-таки был от несения послушания уставщика Академии и только начинавшей тогда возрождаться Александро-Невской лавры (в 1995-96 гг. уставные богослужения совершались в Никольском кладбищенском храме силами немногочисленной братии и студентов Духовной академии). Например, в этом храме в качестве уставщика я принимал участие во всех без исключения богослужениях Великого поста (совершавшихся без сокращений). Это был очень глубокий духовный и богослужебный опыт. Конечно, речь идет об одном сегменте богослужебной жизни, поскольку знания, связанные со священническим служением, оказались востребованными намного позже. Я бы не стал радикально противопоставлять прежнюю образовательную систему и нововведения в рамках происходящей сейчас реформы. Они объективно необходимы.

- Как, по Вашему мнению, должен быть выстроен образовательный процесс? Сейчас идет реформа духовного образования, и один из серьезных моментов – сокращение количества часов по некоторым дисциплинам ради того, чтобы соответствовать принятым в программах нормам. Насколько целесообразен такой подход?

- Одно популярное определение гласит: образование – это то, что останется, когда все вызубренное забыто. Поэтому, безусловно, необходим обязательный для  всех студентов теоретический и практический базис, который должен закладываться буквально с первых дней обучения. Абитуриенты приходят разные – один ни разу не был в алтаре, поскольку пел в хоре, другой никогда не читал на клиросе, будучи иподиаконом. Все теоретические знания, которые студенты получают на лекциях, обязательно должны быть связаны с регулярной богослужебной практикой. В свою очередь, она должна предполагать систему ротации – каждый студент должен принять участие во всех формах клиросного и алтарного послушания (принцип «learning by doing»). Прохождение практики новорукоположенными клириками логически продолжает процесс обучения.

Конечно, наивно ожидать, что каждый студент без подготовки сможет свободно воспроизвести детали любого чинопоследования (в том числе тех, которые совершаются один раз в год) – для этого есть богослужебные книги. Еще одно определение гласит, что образованный человек – это тот, кто знает, где найти то, чего он не знает. Настоящее образование не завершается получением диплома бакалавриата или магистратуры, но длится всю жизнь. Поэтому особую важность сейчас приобретает методическое обеспечение учебного процесса. Естественно, простая зубрежка очень часто ведет к подходу «вызубрил, сдал, забыл». Если же преподаватель использует на лекциях аудио- и видеоматериалы, активно вовлекает студентов в учебный процесс путем организации семинаров по важным литургическим вопросам, помогает им сориентироваться в существующей литературе, побуждает их к самообразованию и прививает любовь к чтению, такой подход обязательно даст плоды в долгосрочной перспективе.

Не думаю, что если мы даже в два раза увеличим количество часов по литургике, то автоматически добьемся какого-то принципиального прогресса. Семинарскую программу по этому курсу при желании вполне можно освоить за три года, если создать для этого необходимую методическую базу.

Например, мы сейчас работаем над интерактивным курсом по литургике – описанием богослужения в храме святого апостола Иоанна Богослова СПбПДА, который будет включать в себя подробные указания о совершении различных чинопоследований, сопровождаемое многочисленными аудио- и видеоматериалами, уставными таблицами, богослужебными текстами и т.д. На общецерковном уровне нужны профильные семинары для преподавателей семинарий, обмен опытом, издание учебно-методических материалов. Также следует исключить дублирование тем в курсах по литургике, пастырскому богословию, практическому руководству для пастырей.

Конечно, конечным результатом должны стать не просто хорошие оценки в зачетках, но более глубокое и осознанное отношение к богослужению как предстоянию перед Богом собранной церковной общины. Ведь конечная цель духовного образования – созидание Церкви Божьей будущими священнослужителями, приведение людей ко Христу, в том числе через наше богослужение.

Беседовала Ольга Богданова.

Портал Учебного комитета